Нельзя сказать, что наш швейцарский партнер удовлетворен ситуацией / Infox.ru. Ноябрь 2009

- Каковы впечатления швейцарских акционеров от работы в России?

- Kuoni купил контрольный пакет в конце 2007 года, накануне 2008 года - не лучшего для операторского бизнеса России. Операторы на массовых направлениях перешли на субмассовые - Греция, Хорватия, горнолыжные курорты. Продолжилось все повышением цен на нефть и пересчетом стоимости авиабилетов - такую информацию мы получали каждые две недели и считали неправильным добирать эти суммы с клиентов и агентов. Ну и закончилось все кризисом. Поэтому нельзя сказать, что наш швейцарский партнер удовлетворен такой ситуацией, но одновременно с этим они понимают, что российский рынок перспективный, интересный. Он, как они говорят, «преподносит много вызовов». Рынок достаточно профессионален, но незрел, неструктурирован. Ситуация меняется, мы учимся, учитывая опыт наших акционеров в этой бизнес-среде, правильно оценивать риски и управлять процессами продаж и создания продукта. Думаю, все вызовы мы преодолеем.

- Сильно ли снизились обороты и как изменились показатели прибыльности?

- Если говорить об оборотах, надо учесть два фактора. После прихода Kuoni у нас появилась возможность заключать лучшие контракты, осуществлять предоплату. Но 2009 год прошел под знаком кризиса. Понимая, что несем ответственность перед нашими партнерами, и учитывая опыт Kuoni - ведь западные операторы научились делить свои риски c отельерами и перевозчиками, - мы снизили количество услуг, закупаемых на гарантированной базе. По результатам летнего сезона средняя рентабельность после выплаты комиссии возросла с 3-4% до 10-11% по итогам лета этого года. Вместе с оптимизацией и повышением производительности это дало неплохой результат. Как ни парадоксально, показатели 2009 года лучше, чем в 2008 году.

- А обороты все-таки сильно снизились?

- Примерно так же, как и на всем российском рынке, - спад около 20% по сравнению с 2008 годом. Но с 2008-м тоже некорректно сравнивать, потому что порядка 20% турпакетов были проданы ниже себестоимости. И те, кто не мог себе позволить эту поездку, поехали. Российский туризм в 2008 году принял форму такого социального института по оплате отдыха россиян за рубежом.

- А если сравнивать не с 2008-м, а с тем временем, когда Kuoni еще не купил контрольный пакет?

- Даже в 2008 году мы еще пытались отстаивать свои амбиции двигаться так, как развивался рынок, прибавляя 20-40%. В этом году мы закладывались, исходя из других требований, а именно - быть рентабельными.

- Вхождение в швейцарский холдинг обязывает компанию быть прозрачной. Это сильно мешает вести бизнес в России?

- И да и нет. Понятно, что, так как бизнес нашей компании полностью легализован, у нас есть сложности, связанные с выплатой бонусов агентам. Мы должны делать это официально, но мы, естественно, находим пути по легализации таких процессов. Себестоимость компании увеличилась - мы легализовали софт в компании, зарплаты и премии сотрудников. Мы повысили производительность наших сотрудников за счет ряда технологий, повысили среднюю маржинальность, учитывая сокращение рисков. Затраты и штаб бухгалтерии увеличились, но мы стали больше понимать экономику нашего бизнеса.

- Вы работаете как принимающая компания в России?

- Нет, мы представляем туруслуги нашим партнерам или Kuoni, но сказать, что это бизнес-процесс, нельзя. Мы только собираемся это сделать, где-то через год.

- Вы говорили, что средства, вырученные в 2007 году от продажи акций компании, намерены потратить на строительство гостиничного комплекса на Валдае. Удалось ли реализовать это намерение?

- Часть средств, вырученных от продажи акций, мы направили на строительство этого комплекса. Осуществлены проектные работы, основания фундаментов, планировка территории. Мы планировали исходить из дальнейших привлеченных средств, но сейчас банки кредиты под строительство недвижимости и отельных комплексов не дают. Сейчас проект консервативно развивается, сроки сдачи сдвигаются на год-два, это будет 2011-й.

- Какая направленность у проекта и сколько там будет номеров?

- Это туристско-рекреационный комплекс, активный отдых, возможности лечения традиционно русскими средствами. Там будет центральный комплекс на 46 номеров плюс медкомплекс, дискотека, ресторан и шесть vip-теремов.

-В рамках холдинга Kuoni было проведено сокращение рабочего дня. Что сделали вы, чтобы сократить издержки?

- Во-первых, мы не сокращали рабочий день, но серьезно посмотрели на занятость наших сотрудников, на количество вспомогательного персонала. Порядка 25-30% персонала было сокращено к началу этого года. Одновременно мы завершили реструктуризацию компании. Мы перешли от традиционного разделения компании на минитуроператоров по направлениям к специализации отделов по типу выполняемых работ. Есть отдел контрактинга, они работают по всем направлениям. Есть отдел продактинга, они компонуют пакеты услуг и смотрят за ценовой политикой. Еще есть отделы продаж и маркетинга. Вот такая структура позволила нам оптимизировать количество персонала и повысить эффективность их работы.

- Вы реализуете продукт других подразделений холдинга Kuoni? Какую часть ваших доходов это составляет?

- Безусловно. Сейчас эта доля не превышает 10%. В Kuoni сейчас идут процессы по консолидации определенных функций в ряде подразделений. Это должно дать свой экономический и конкурентный эффект, для нас в том числе.

- Вы прибегали к финансовой помощи со стороны холдинга?

- Да. У Kuoni есть собственные средства - так называемый внутренний пул, из которого оказывается поддержка тому или иному подразделению. Это очень дешевые и хорошие финансы. Ставка есть, но она смешная, на уровне LIBOR плюс 2-3%. Это практически ничего для нашего рынка.

- Как вы оцениваете ажиотаж, который возникает в туристической среде в связи с футбольными матчами и спортивными мероприятиями? Операторы тратят много сил и средств, но окупаются ли они?

- Подобные мероприятия, спортивный или событийный туризм - они интересны операторам. Но, как показал чемпионат мира по футболу в Австрии и Швейцарии, важно не переоценить возможности. Такие мероприятия требуют заранее на гарантиях покупки авиабилетов, номерного фонда, участия в обеспечении билетами на мероприятие. Это вопрос рентабельности, соизмерения спроса и предложения. Если операторы поумерят свои амбиции, то такие события станут прибыльными для операторского бизнеса.

- Каким образом строятся ваши продажи? Количество агентств сокращается, на что делаете ставку вы - на сети или независимые агентства?

- Порядка 40-45% нашего продукта продается через сети, остальное - через индивидуальные агентства.

- Как вы оцениваете работу систем онлайн-бронирования?

- К концу ноября мы анонсировали расширение системы бронирования за счет подключения к нашему сайту таких глобальных систем онлайн-бронирования, как Гулливер, Travco, Cobra, Sabre. Это даст возможность нашим агентам под наши гарантии - но по нашим требованиям к оплате - обеспечить доступ к этим системам, чтобы они могли подтвердить услугу для своего клиента, сделать ценовой анализ. Уже полтора-два года работает услуга пакетного бронирования.

- Недавно прошла встреча «Трансаэро» с представителями туроператоров. Чем вы можете объяснить решение авиакомпании сначала повысить тарифы, а затем отказаться от этого решения и позвать операторов на переговоры?

- Мы не входим в пул операторов, которые допущены к компании. Хотя услугами ее пользуемся - работаем на субагентских договорах. Нефть хоть и стабилизировалась, но когда рассчитывались зимние цены на керосин, авиакомпании наверняка исходили из тех фьючерсных контрактов, которые были подписаны еще летом.

- Если «Трансаэро» решит не поднимать цены, это может вызвать цепную реакцию среди авиакомпаний?

- Если не будут повышать, естественно это станет сигналом для других авиакомпаний быть конкурентными и тоже не пересчитывать стоимость кресел на этот сезон.

infox.ru